Международный центр новых медицинских технологий
Естественная психология
Энерго-информационные технологии
Доктор Егоров
Библиотека
Публикации
Видео
Вход | Регистрация

Постматеринство



Станет ли выросший ребенок альфы сам — альфой? До какого момента родители остаются альфами для своих детей? Как быть с бабушками, для которых мое мнение не авторитетно? Эти и подобные вопросы раз за разом возникают в сообществе. Так что же всё-таки должно происходить, когда дети вырастают? Как должны измениться отношения и должны ли?

В английском языке есть термин «post motherhood». Но его перевода на русский язык — постматеринство — до сих пор не было. И, кстати, очень показательно, что такое, достаточно важное понятие, до последнего времени просто не имело названия на русском языке. Ведь того, что никак не называется, как бы и не существует. А когда что-то на самом деле есть, но «как бы» его нет, приводит к таким пробелам... дырам в реальности. Во всяком случае, в восприятии этой реальности. А это не может не приводить к проблемам.

Что же это такое — постматеринство? Это такие отношения, которые в норме должны сложиться между родителями и выросшими детьми. Когда вместо «большого умного главного» и «маленького-зависимого» получается два равных взрослых человека. Речь не идёт о том, что связь должна разорваться, но она должна измениться. Доверие и близость могут существовать и между равными — не только между старшим и младшим. Это и есть цель воспитания ребёнка — вырастить умного, сильного, самостоятельного, равного мне человека.

Альфа даёт надёжную базу, привязанность, принятие — это стимулирует энергию дерзновения и движение вперед. Альфа бдит, как бы оно не завело ребенка не туда, чтобы вовремя вмешаться. Параллельно альфа бдит, чтобы вовремя дать себе по рукам и не позволить вмешаться, когда не надо. И вот это самое сложное, соблюсти баланс: когда оттаскивать, а когда убрать руки за спину. Отличить «плохо» от «мне не нравится». Отличить «сам не справится» от «я сделаю лучше и быстрее». Можно давать надёжную базу, а баланс не соблюдать. Особенно если не держать в голове постоянно мысль о конечной цели: однажды этот человек будет сам, без меня. Сначала сам, без меня, завязывать шнурки. Я завяжу, если у него не получится, держа в голове, что однажды получится. Я завяжу, если он попросит — раз просит (даже умея) — ему надо. Сейчас ему надо моей заботы. Но пока он пыхтит над шнурками, пытается и не просит помочь — я стою рядом и бью себя по рукам, чтобы к шнуркам не тянулись. А потом он будет ещё что-нибудь сам.

А я буду стоять рядом, охранять и давать уверенность. И бить себя по рукам. И бояться ошибиться в выборе в ту или иную сторону: пора вмешаться? не лезть поперёк? И чем старше ребёнок, тем больше. Тем значительнее выборы и серьёзнее последствия. Тем важнее шагнуть назад, и тем страшнее.

А теперь я прошу обратить внимание на очень важный момент: это понятие еще встречается в специальной литературе, но его НЕТ В ОБИХОДЕ. Зато в обиходе встречаются совсем другие фразы: «для своих родителей дети, даже взрослые, всегда остаются детьми», например, и производные от нее. Все они сводятся к одному: детско-родительские отношения навсегда остаются отношениями старшего и младшего. Эта тенденция, кстати, не только в родительстве заметна: еще недавно (во всяком случае, в 50-е и 60-е годы точно) было в ходу хорошее слово «выученик». Пока учится — ученик. Закончил обучение — выученик. Власть и ответственность учителя на этом этапе закончились. Равен или не равен ты своему наставнику в мастерстве и знаниях, не дотянулся до него или пошел дальше — ученичество осталось в прошлом. Это слово еще сохранилось в словарях, но ушло из обихода. Сейчас упорно продолжают говорить «мой ученик», даже когда этот самый ученик докторскую давно защитил. Присутствует некая общая тенденция: никогда ни за что не отцепляться от младшего. Я догадываюсь откуда она взялась. Она нас окружает. Она всплывает в отношениях с нашими мамами и бабушками («для меня ты все равно деточка, хоть ты в космос полети»), в настрое общества в целом применительно к материнству: забейте в поисковик жесткую цитату в кавычках «мама – это навсегда» и посмотрите, что будет. В целом, мы находимся внутри среды, которая очень жестко нацелена против идеи того, что материнство когда-то заканчивается. Против постматеринства.

Надо понимать, что это сильно осложняет задачу, и без того непростую. Вообще, если по-честному, так ведь об этом очень не хочется думать: однажды он будет без меня. Совсем без меня. Если всё пойдет хорошо, он будет к этому готов. Он будет большой, умный, сильный и равный мне человек. А еще лучше — умнее и сильнее, чем я. Это то, к чему я стремлюсь. То, что делаю своими руками. Тот, кого я люблю, кто мне дороже всех, больше не будет нуждаться в моей заботе, и я больше не смогу контролировать и исправлять его ошибки. Я не смогу его защитить. И я перестану быть для него самым главным и дорогим человеком — появятся те, кто будет ему дороже меня.

И ведь я могу его удержать. Я могу не отпустить, не отдать самое мне дорогое, защитить, не потерять такую драгоценную связь... Могу. Не вопрос. Это самое ужасное. Но я постараюсь вовремя убрать руки — сначала от шнурков, а потом от чужой жизни. Если не получится убрать — я их отгрызу. Каждая заботливая альфа понимает: это хорошо. Это правильно. Это не навсегда. Когда-нибудь эти отношения — самые лучшие на свете! — закончатся. И с самого начала к этому идет — к тому, чтобы это чудо завершилось. Правильно, вовремя и ребенок был к этому готов. Но для этого родитель сам должен быть к этому готов. И сам убрать руки — плавным, медленным движением, рассчитанным на много лет. А если не найти в себе сил убирать руки — ребенок так и останется младшим. Потому что его не отпустили. Не дали похлопать крыльями в гнезде, потом взлететь на забор, потом на дерево... Как он теперь полетит — сам! — через океан?

Задача альфы — не только давать надежную базу, заботу, принятие, но еще и поддерживать энергию дерзновения, ценить ее, не гасить и не глушить. Только направлять. Да, бояться, сомневаться, ночей не спать — но понимать, что глушить энергию дерзновения нельзя. А она в свое время все-равно заставит ребенка расправить крылья и на забор, на дерево, на край света. Наверное, это самое тяжелое, что только есть в материнстве: знать, что это не навсегда. С самого начала знать. Об этом нельзя подумать как-нибудь потом, попозже, когда ребенок подрастет... Дорога на край света начинается с собственноручно завязанных шнурков и собранной пирамидки.

Ирина Шрейнер

Источник: www.alpha-parenting.ru

© 2010 Международный центр новых медицинских технологий
Разработка сайта — Александр Типикин
Республика Карелия, г. Петрозаводск
Тел.: +7 (911) 400-38-98